Братья и сестры…

c 11 апреля, 2009

братья и сестрыЗависть и ревность неизбежно составляют часть детских взаимоотношений в семьях с несколькими детьми.
Чтобы свести на нет агрессию между братьями и сестрами, необходимо признать ее существование и позволить ей найти свое выражение.
Разница в уровне и образе жизни во взрослом возрасте может обострить враждебность, пережитую в детстве.
Есть тысячи причин., по которым ребенок может недолюбливать своего брата или сестру    Но почему, став взрослым., он продолжает испытывать ту же неприязнь? Анализ пяти типичных ситуаций.
Детские конфликты между братьями и сестрами, как правило, заканчиваются в отрочестве. «После нескольких лет яростного выяснения отношений дети наконец получают шанс стать друг для друга настоящими братьями и сестрами, — утверждает детский психотерапевт Марсель Руфо (Marcel Rufo). Когда младший только вступает в подростковый возраст, а старший, например, переживает его расцвет, их сближение облегчается. Они лучше понимают друг друга, потому что каждый теперь знает, что такое страдание, и поддерживает другого в борьбе со взрослыми за свои права. Объединяет их и осознание того, что у них есть общее семейное прошлое…»* Тем не менее иногда конфликты продолжаются и в зрелом возрасте. Они могут вновь вспыхнуть во время споров по телефону, семейных обедов или даже при случайной встрече, причем братья и сестры начинают нападать друг на друга с такой яростью, словно они до сих пор по-настоящему не повзрослели. Почему же некоторые из нас никак не могут «зарыть топор войны»? Все детские обиды и переживания хранятся в нашем бессознательном.
Малейший повод — и мы вновь переживаем зависть, злость, ненависть. Особенно трудно тем, кто страдал в детстве, а став взрослым, продолжает жить в мире детских обид, упрямо отказываясь расстаться с ними, понять и простить, а значит, измениться. Вот несколько типичных ситуаций, которые обрекают нас на многолетнюю взаимную неприязнь.
1. «Моему брату вообще не надо было рождаться!»
«Я возненавидела брата сразу, как только мама вернулась с ним из роддома, — вспоминает 38-летняя Елена. — Мне тогда было два года, но я помню, как его положили в мою кроватку и как я закричала: «Моя бай-бай, хочу мою бай-бай, уберите его!» Я негодовала, я не понимала, зачем «это» сюда принесли. С тех пор мне так и не удалось его полюбить…» «Мы вряд ли можем точно помнить то, что происходило с нами в столь раннем возрасте, — комментирует психотерапевт. — Скорее всего, родители Елены не раз пересказывали эту историю, превратив ее в функциональный семейный миф, и тем самым (более или менее осознанно) привнесли враждебность в отношения между двумя детьми». Действительно, так ли уж обязательно было укладывать «новенького» сына в кроватку дочери? Девочка восприняла это как прямое сообщение: он займет твое место. Что (с ее точки зрения) позже и произошло! «Ребенок не может позволить себе осознанно ненавидеть мать, — продолжает психолог. — А вот не любить брата (хотя сам по себе он ни в чем не виноват) хоть и нехорошо, но все же возможно». Это кажется парадоксальным, по соперничество между детьми устраивает некоторых родителей: это позволяет им ощущать свою исключительную родительскую власть, а также… продолжать сводить счеты с собственными братьями и сестрами. «Невольно культивируя соперничество между своими детьми, они застревают в собственном прошлом. Говорят сыну или дочери «Вот каково быть старшим (младшим)!», они пытаются разделить с детьми свою боль и горечь, часто не отдавая себе отчета в том, насколько жестоко поступают». В многодетных семьях, где детей четверо-пятеро, у каждого есть свое четко определенное место, и они реже соперничают. «Даже когда детей трое, накал страстей уже несколько меньше, — уточняет Екатерина Михайлова. — Рождение третьего меняет отношения между первыми двумя: в прятки играть лучше с Васей, а рисовать интересней с Маней, а иногда они оба меня игнорируют… Тема «ненависти» все-таки чаще возникает, когда детей двое».
2. «У моего брата было больше шансов»
В «Исповеди» Блаженный Августин описывает смятение маленького мальчика при виде младшего брата, припавшего к груди матери** Понимая, что сам он уже слишком большой, чтобы питаться грудным молоком, ребенок тем не менее об этом мечтает и завидует блаженству брата. «Желать значит желать другого», — утверждал психоаналитик Жак Лакан (Jacques Lacan). Мы часто желаем чужую вещь не потому, что она нам нравится, а потому, что другой желает ее и обладает ею. Таким образом, зависть и ревность в детских отношениях братьев и сестер оказываются неизбежны. Шансы и дальше ненавидеть друг друга возрастают в том случае, если мы, ослепленные завистью и неспособные отказаться от своих претензий, никак не можем нащупать наши собственные желания, нашу собственную жизнь. Когда нам это не удается, мы начинаем обвинять сестру или брата в том, что именно он(а) лишил(а) нас причитающегося нам счастья и помешал(а) преуспеть в жизни. Разница в уровне и образе жизни обостряет все то, что не ладилось в детских отношениях. Так, 29-летняя Александра была потрясена, не получив приглашения на свадьбу своей младшей сестры — из-за того, что «она могла бы произвести неблагоприятное впечатление на гостей», как заявила новобрачная. Когда отношения достигают такого градуса враждебности, перспектива примирения кажется весьма утопичной. Даже в том случае, когда отсутствуют такие по-настоящему исключительные обстоятельства, как предательство, нарушение данного слова.
3 «Моя сестра всегда была любимицей»
«Родители всегда беспокоились лишь о моей сестре — и когда она в детстве много болела, и сейчас, когда их «бедной детке» уже за 30 и она великолепно себя чувствует, абсолютно безразличная ко всем и к ним в частности, — негодует 37-летняя Ирина. — Они полагают, что я сама способна справиться с любой ситуацией, и даже не догадываются о том, сколько горечи и печали в моей жизни и как мне нелегко одной». Слова «Подумай немного о своей сестре (брате)» воспринимаются как «Она (он) больше, чем ты, нуждается в любви и защите». Это трудно вынести ребенку, непросто принять и когда становишься взрослым: такая установка родителей обесценивает наше существование. И так же, как в детстве, мы чувствуем, что нас не понимают, не признают, не ценят… «Но никто из детей не может точно знать мотивы избирательной любви родителей. Ведь вполне вероятно, что младшая сестра Ирины — «бедняжка» лишь потому, что ее рождение стало, например, попыткой сохранить распадающийся брак между родителями. Так что в каком-то смысле многолетние разговоры о «бедняжке» — на самом деле призыв родителей к нам о помощи: ты сильная(ый), молодая(ой), помоги нам.
4 «Меня принуждали любить моего брата»
Рождение младшего, как правило, не вызывает эйфории у старшего. В лучшем случае он ощущает примерно следующее: «Мне нравится мой брат (сестра), но мне также нравилось, когда у папы и мамы был только я». Но родителей не может удовлетворить такое отношение к новорожденному, они хотят, чтобы между детьми с самого начала установились близкие отношения. «Когда родилась сестра, — вспоминает 31-летний Валерий, — бабушка первым делом у меня спросила: «Ты любишь Мусю?» Мне было девять лет, и я удивился: «Как я могу любить того, кого я еще даже не видел?» Когда домашние поняли, что я вовсе не в восторге от Мусечки, они стали со мной разговаривать холодно и враждебно, как будто я их обидел. В ответ я замкнулся, отдалился, и со временем вся семья махнула на меня рукой. Сейчас мы с сестрой встречаемся только на днях рождения родителей, шлем SMS друг другу на наши дни рождения — и только». Модели взаимоотношений между детьми очень устойчивы. «Если бы родители Валерия не стали его заставлять любить сестру, все могло сложиться по-другому, — полагает семейный терапевт. — Запрещая детям открыто выражать то, что они чувствуют, родители добиваются обратного результата: появляются скрытые конфликты, ревность, зависть и враждебность. И наоборот, когда они понимают и уважают чувства каждого, детям легче справиться с переживаниями и освободиться от своих обид».
5 «У нас нет ничего общего»
«С братом у нас разница в десять лет, пишет 34-летняя Инга. — Нам не о чем говорить друг с другом: воспитывали нас по-разному: меня — в строгости, а его баловали». Враждебность между детьми максимальна, когда возрастной промежуток у братьев и сестер примерно от двух до четырех лет. «У старших детей еще немного сил, чтобы справляться со своими естественными негативными эмоциями — завистью, агрессивностью и тревожностью, которые у них вызывает появление в доме соперника. При разнице больше четырех лет агрессии в отношениях меньше, за исключением случаев, когда родители откровенно выделяют кого-то из детей или, наоборот, намеренно выказывают «одинаковую» любовь.
По мнению экспертов, любить своих детей «одинаково» невозможно, да и не нужно: они действительно разные — по возрасту, характеру и интересам, и каждому из них нужно дать то, что в данный момент требуется именно ему, чтобы у него была возможность жить и расти. Если каждый из братьев и сестер получает от родителей свою долю принятия и признания, отношения между ними тоже будут строиться на принятии и уважении друг к другу.

НАТАЛИЯ КИМ по материалам журнала «PSUCHOLOGIES@
* М. Руфо «Братья и сестры, болезнь любви». У-Фактория. 2006.
** Блаженный Августин Аврелий «Исповедь», книга 1, раздел 11. Даръ, 2007.


Добавить комм.
  1. (обязательно)
  2. (для связи)
  3. Captcha
 

cforms contact form by delicious:days